Победитель рейтинга
«Лучшие клиники пластической хирургии России 2017» Подробнее

Мнение хирурга о мужской пластической хирургии. Тенденции, что нужно знать. Профессор Владимир Виссарионов рассказал корреспонденту РИА Новости о том, как российские мужчины воспринимают медицину красоты.

11.jpgПрезидент Общества специалистов эстетической медицины (ОСЭМ), профессор Владимир Виссарионов накануне Дня защитника Отечества рассказал корреспонденту РИА Новости Юлии Осиповой о том, как российские мужчины воспринимают медицину красоты.

– Много ли мужчин среди пациентов пластических хирургов? Кто эти люди? И зачем им медицина красоты? 

– Мужчин среди наших пациентов не более 8 процентов. В российском обществе пока не слишком принято афишировать, что мужчина обращался к специалисту эстетической медицины. На западе этот процент существенно выше: там мужское население более пристально следит за своим имиджем, очень развито метросексуальное направление.

В России чаще всего речь идет о хирургических пациентах, которые приходят с деформациями носа и прочими травмами лица. Вместе с тем, у нас с каждым годом увеличивается количество мужчин, стремящихся к омоложению. В основном это публичные люди – политики, члены правительства, актеры. Желая максимально долго сохранить свою профессиональную пригодность, они прибегают к различным манипуляциям эстетического характера.

Так, в последнее время участились обращения мужчин с избытками ткани нижних век. Объяснение простое: отеки нижних век всегда являются внешним признаком злоупотребления алкоголем или проблем со здоровьем.

– В России есть такие мужчины, которые с помощью имплантов увеличивают массу грудной мышцы, чтобы казаться более спортивными и рельефными?

– Да, такие есть, но их очень мало. По моим оценкам, не более одного процента от общего количества пациентов пластических хирургов. Поверьте, в спортзале таких мужчин гораздо больше, чем на операционном столе. Даже липосакцию единицы делают.

– Возможно, мужчинам труднее решиться на операцию, чем женщинам?

– Возможно, но дело не в трусости или нерешительности, а дело в том, что мужчины в большей степени заняты делами. Если посмотреть на социальный срез наших пациентов мужского пола, то чаще всего это люди, которые активно работают, являются настоящим джентльменами в семье. Им сложно выкроить время на операцию и реабилитацию. 

– Существуют ли какие-то хирургические особенности проведения мужских пластических операций?

– Безусловно, например, при пластике лица, когда удаляются избытки ткани, разрезы чаще всего переносятся с заднеушных областей на шею. Соответственно пластику лица могут позволить себе только те мужчины, у которых хороший рост волос, а у нас сегодня, к сожалению, большой процент мужского облысения. 

Или взять, к примеру, хирургическое устранение опущения бровей, когда мужчина жалуется на хмурый вид. Проблема заключается в том, что, как правило, в теменной области у мужчин довольно редкие волосы. А значит типичная пластика лба с коронарными разрезами (следующими по линии роста волос или в волосистой части головы от уха до уха) не годится, надо проводить эндоскопические операции. Женщинам в этом смысле проще — разрезы скрывают прически. 

– Кто, на ваш взгляд, лучше оперирует — мужчина или женщина? Почему в медицине красоты столько представителей сильного пола?

– Хирургия – не такое уж и легкое занятие, как думают многие. Требуются физические и моральные силы, чтобы много часов подряд проводить в операционной, часто принимая волевые решения.

У одной моей пациентки после удаления гемангиомы был дефект верхней губы. Я четко спланировал операцию, все в мельчайших подробностях проанализировал. Но как только анестезиолог дал наркоз, в операционной загорелся яркий свет лампы, я посмотрел на лицо пациентки, и увидел совершено иной хирургический подход, в результате которого рубцов меньше, а эстетический результат лучше. Нам иногда приходится резко менять тактику. Думаю, что это более характерно для мужского склада ума.

Хирурги-женщины все-таки чаще делают небольшие операции, например, оперируют веки. Объемные же операции в основном проводят мужчины. 

Есть еще один нюанс, который объясняется самой человеческой природой: небольшие осложнения от операции женщина-пациентка, скорее, простит мужчине-хирургу. Женщину-хирурга она не простит никогда.

Операция есть операция, и любой наш пациент из здорового человека на время превращается в больного. Иногда его нужно успокоить, иногда напротив – эмоционально встряхнуть. Женщины-пациентки всегда лучше слышат мужчин-хирургов.

– Вы замечаете какие-нибудь гендерные особенности восприятия медицины красоты? 

– На мой взгляд, мужчины приходят с более четким пониманием того, что им конкретно требуется, их цели всегда ясны. С ними всегда нужно заранее подробно обсуждать период реабилитации: "после операции на веках приобретите очки с легким затемнением, скажите коллегам, что у вас конъюнктивит". 

Женщины очень много знают о медицине красоты, но часто сбивают пластического хирурга с толку: "мне нужно одновременно и то, и другое, и третье, и как можно быстрее, и чтобы ничего не было заметно".  

– А стареть мужчины начинают позже или раньше женщин?

– Все индивидуально, но возрастные проявления на лице мужчин возникают позже, чем на женских лицах. Мы постоянно бреемся, делая, таким образом, своеобразный ежедневный массаж лица.

Мужчинам приходится много работать, стареть им некогда. Самое главное, на мой взгляд, стараться максимально сохранить свой вес. Нельзя резко худеть. Как я говорю, с потерей калорийности мужчина может потерять колоритность. Но и поправляться резко нельзя.

В остальном – главное мера и положительные эмоции. 

Источник: РИА Новости